Армейский фистинг

Армейский фистинг - жесткое гей порево

Вот хочу рассказать как меня в армии трахнул один "чебурек", времени дохрена прошло, но в памяти иногда нет нет да и всплывет тот случай и хрен начинает твердеть, хоть и женат я давно и детей трое, а вот. Служить я пошел в конце восьмидесятых, Союз был на грани краха, бардак кругом. Пацаном я был небольшого роста худенький, выглядел лет на 15-16. Но жил то я в деревне, а в то время косить было не принято, 18 исполнилось и вперед! Собрал рюкзачок и после проводов на вокзал с командой. Прибыли на место и сразу в баню, переодели и в лес на КМБ. Там было тяжко, но не было дедов. И вот через месяц попал я в роту, причем мне повезло, моя рота считалась самой отмороженной. До армии у меня не то что парней, девок то не было из-за того, что я такой субтильный да щуплый. Хотя на морду был красивый. Хотя, почему был? Я и сейчас ничего, хоть и не щуплый уже давно.

Ну вот прибыли в роту, пипец… азиаты одни да кавказцы. Узкоглазые просто как обезьяны скачут, всех достают, а кавказца те гордые, свысока на всех смотрят.

Полгода как ни странно меня никто не трогал, видимо выглядел я как ребенок, жалко наверно было, хотя москвичей пиздили почем зря. Не любили их почему-то.

Все произошло под Новый 1989-й год. Кровати у нас были одноярусные, но сдвоенные, видимо место экономили, всетаки сто человек в роте.

Посреди ночи чувствую кто-то бог мне гладит. Фу, мля, забыл сказать, что со мной рядом спал дагестанец — Мага его звали. Невысокий, молчаливый, рельефный весь такой. Вот и толкает меня, я спросонок то не пойму че за хрень.

А он руку положил мне на жопу и вроде как кальсоны пытается приспусить, я пересрался. Пипец думаю, это еще что за кардебалет, ведь полгода прошло и и никто, а тут…

Мага мне шепчет:

— Саня, ты спишь?

— Нет, — говорю, — а че?

Он шепчет:

— Пиздатый ты. Понимаю, — говорит, — что это стремно, но хочу тебя как бабу.

Я охренел. Лежу — страшно, и не знаю че делать мне в такой ситуевине. Вобщем он мне говорит:

— Пойдем в сортир покурим.

Ну что ж, пришлось вставать и топать. Мага тоже поднялся, смотрю у него кабака стоит и залупа сквозь щель в кальсонах торчит — черная такая и большая. Прошли в сортир, дневальный на тумбочке уже задремал, но в след нам посмотрел многозначительно, сука.

Зашли в сортир и Мага мне говорит:

— Саня, чё хошь делай, но я тебя щас ебать буду, полгода я на тебя облизываюсь.

А что мне делать было?

— Ну давай, — говорю, — попробуем, но предупреждаю, у меня не было такого, и если больно будет то сразу прекратим, а то я заору так, что вся рота в ружье поднимется.

Он согласился и мы прошли во вторую комнату где сам сортир, т.е. кабинки. В последней закрылись, а там тесно — пипец. Вобщем, он говорит, что сначала в рот давай, я как-то заартачился, но он вывалил своего коня черного, и я уже прижат был к стене. Пришлось опуститься на корточки и начать. Хуй был чистый, сегодня тока баня была, я сосал как мог, хуй выскакивал то и дело изо рта и бил меня по носу, щекам. Вся рожа с мазке и слюнях. А Мага голову вверх поднял, глаза закрыл, дышит как паровоз, думаю уж не плохо ли ему стало. Потом минут через 5 вытащил и говорит:

— Давай, Санька, задок подставляй, — говорит, — нежно тэбе буду целочку ломать, пэтуху.

Я медленно повернулся задом и слезы у меня потекли, он увидел, повернул меня к себе лицом, и стал как бабу взасос целовать и шептать, что не надо боятся, что больно сильно не будет, что я вытерплю. Я снова занял позицию задом к нему. Мага опустил мне кальсоны и своим пальцем послюнявленным стал мне на очко давить, да мять его. Мне даже стало нравится, но когда влез в меня палец было неприятно, но не особо больно. Покрутил пальцем он в жопе у меня и захрипел от страсти видимо. Стал уже залупой давить, она соскальзывает, хуище то у него о-го-го, а дыра у меня маленькая. Мучился он мучился и… о, бля, как слезы брызнули у меня, да хорошо он мне рот успел зажать, я охренел от боли. А он ебет не останавливаясь. Шепчет:

— Все, все еще чуток патэпри, малыш, щас я быстро. А какая попочка маленькая, а-а-а-а-а.

Вобщем ебет парень мальчишку, так это было со стороны. Драл он меня минул пять всего, потом как стал сливать мне в жопу, а она вытекает и по ляжкам течет. У меня рот зажат, я ничего не пойму. Еще все больно, а потом он мне стал дрочить и вот уж тут я поплыл, такую струю пустил в стену, ух.

Мага вытащил хуй из меня, красный весь, вспотел. А глаза счастливые. И опять меня взасос, и говорит:

— Ты Саша прости меня, я нэмог болшэ сдерживаться, — и вышел из сортира.

А я так и стоял со спущенными кальсонами, жопа вся раздолбана, по ногам малофья его течет. И заплакал, такие чувства в моей душе бились, просто невозможно передать. Ведь если ребята узнаю это все — петля мне.

Проревел я часа два, потом пошел подмыл жопу и спать поплелся. Мага уже спал, и я теперь на него посмотрел даже как-то по другому. Теперь я понял, что моя жизнь дальнейшая в его руках. Мага оказался хорошим человеком, ни одна душа не узнала, о том, что он мне целку поломал. И потом у нас было еще с ним и не только с ним.

Вот такая история.